Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать

Путь одного человека из таксиста в тьюторы

Вячеслав Швец: «Первое время я просто падал после работы»

Профессия «тьютор» в наши дни у всех на слуху, особенно ее важность понимают родители детей с особенностями развития. Именно тьютор помогает ребенку освоить школьную программу и социализироваться в коллективе и обществе. Педагогам-наставникам официально заносят запись «тьютор» в трудовые книжки. Очевидно, что работа эта не простая, требующая не только профессионального образования, но и огромного терпения и безграничной любви к детям. Как люди выбирают эту профессию, с какими сложностями сталкиваются в процессе взаимодействия с детьми – об этом нам рассказал Вячеслав Швец, работающий тьютором уже 10 лет.

— Вячеслав, давайте с самого начала. Итак, как вы решили стать тьютором?

Вячеслав Швец

— Все получилось совершенно случайно. Примерно до 2008 года я работал начальником транспортного отдела в компании, которая занималась организацией банкетов, свадеб, доставкой обедов в офис. Мы получали неплохие деньги, дело шло отлично. А потом буквально в один день все рухнуло. Встал вопрос, что делать дальше, надо было зарабатывать, на что-то жить. Друг предложил пойти в таксисты. Не могу сказать, что мне понравилась эта идея. Я долго думал, но все же решился. Во время одной из поездок ко мне в машину села женщина, мы разговорились. Оказалось, что у нее двое внуков с ограниченными возможностями здоровья.

У одного мальчика расстройство аутического спектра, а у другого задержка умственного развития. Конечно, с ними тяжело, нужен был человек, который бы помогал, всегда был рядом. Она мне и предложила: не хочу ли пойти обучиться на тьютора и заниматься с ее внуками.

Неожиданное предложение для таксиста…

— Вот и я удивился: где я и где дети! На что она мне привела аргумент: своих же сыновей я вырастил (на тот момент одному было 13, другому - 15 лет). Мы с женой разошлись, и обстоятельства так сложились, что дети были, в основном, на мне. Но педагогом тогда я себя не видел. Ответил, что подумаю. Однако самому было страшно от одной этой мысли. У меня и друзей в этой сфере никого не было, чтобы проконсультироваться. Брат некоторое время преподавал информатику, но ушел, так как устал от многочисленных бумаг и писанины. По первому образованию я повар 4 разряда, потом изучал экономику управления на предприятиях.

Что же изменило ваше мнение?

— Просто решил попробовать. Меня поддержала мама, которая была на моей стороне. Правда, многие друзья до сих пор не могут поверить, просят показать, с кем я работаю. А потом спрашивают, как вообще с такими детьми можно что-то делать, общаться. Рассказываю, что все возможно, для этого тьюторы и существуют. Я записался на курсы центра «Белая ворона». Когда пришел на первое занятие, у меня был шок – среди участников были одни мамы детей с особенностями развития. Они приводили примеры поведения, описывали проблемы, сложности, я же не мог не только рассказать, но и поверить в то, что дети вообще могут себя так вести. Поначалу было очень тяжело, но я получил образование.

Помню такой случай: я тогда только отучился, это были мои первые дни в семье. Поехал в компанию, которая занимается восстановлением речевых навыков. Там я увидел мальчика с синдромом Дауна, который меня заворожил в прямом смысле слова. До этого дня детей с синдромом Дауна, как и других детей с различными особенностями здоровья, я никогда не видел. Так вот, этот мальчуган так забавно ел чипсы, что я, не отвлекаясь, на него смотрел. Понимал, что это уже неприлично, но не мог оторваться. И при этом думал: вот он ест сам, его зовет мама по имени, он ее понимает и слышит, отвечает в ответ. Значит, нет ничего невозможного. И у меня тоже получится.

То есть, вы сразу после учебы и пришли к детям, с бабушкой которых познакомились в такси?

— Да, моими первыми воспитанниками стали два брата - старший Саша, у которого расстройство аутического спектра. Мальчик тогда еще ходил в детский сад. Девочка-тьютор, которая работала с Сашей до меня, не выдержала. Он умудрился пластиковый стол из ИКЕА уронить ей на ногу так, что она за секунду лишилась ногтя. Непростой парень. А младший, Андрей, - другой, с ним намного проще. У него задержка развития, но выражается это в том, что он просто все делает очень медленно. Потом Саша пошел в первый класс, это была специальная коррекционная школа, где учились двенадцать-пятнадцать особенных детей в классе. Я не думал, что для меня это окажется так сложно. Каждому ребенку хочется помочь, но не понимаешь, что делать и в каком направлении двигаться. Первое время я после школы приходил домой и падал, часа три спал и только тогда мог что-то делать.

В классе вы один тьютор или другие дети тоже приходят с помощником?


— Недавно пришел мальчик с тьютором, а так я один, что, конечно, жаль, потому что как минимум еще троим детям точно не помешал бы учитель. Один мальчик, чуть что у него не получается, сразу все начинает бросать на пол; второй ленится, одну букву может писать весь урок. Признаться, многие родители не спешат приглашать к ребенку тьютора, и вопрос даже не в деньгах, а в том, что они убеждены: перерастет, исправится, вытянется.

И это большая ошибка. Ребенку помощь нужна в том, чтобы направить его и показать, как нужно делать. Так что, я стараюсь помочь всем, по мере сил. Помню мальчика Колю с синдромом Дауна, такой милый, классный, очень хотелось, чтобы у него все получилось и все было хорошо. Я ему помогал. Он так медленно-медленно поднимал ручку, минута проходила, а он все ее поднимает, потом так же медленно начинает писать какую-нибудь закорючку.

Вячеслав, откуда же у вас столько терпения? Поделитесь секретом.

— Слышал, что многие в подобных ситуациях, когда нервы совсем не выдерживают, начинают пить. Но это не про меня. Мой рецепт – тренажерный зал и бег. Я могу пробыть в зале до пяти часов и не заметить, как летит время. Смотрю на часы и только удивляюсь. Это спасает от накопившейся усталости и негатива, которого, увы, в моей работе много. Ребенок может плохо себя вести, не понимать, что ты ему говоришь, не слышать тебя, а тьютор должен сохранять каменное спокойствие, ни один мускул не должен дрогнуть. Это не просто. У обычного ребёнка как: ему объяснил, показал и, в принципе, все. А ребёнку с расстройством аутического спектра показал 10 раз - не получилось, тогда еще раз 10, а может, и все 30, пока что-то ему начнет удаваться. Но может пройти день, а ребенок все забыл. Тогда начинаешь все снова.

А по характеру вы какой, спокойный?

—Вообще - да, меня только происходящее на дороге сильно раздражает, тут я могу вспылить

Вам не обидно, что вы столько стараетесь, а результата или нет, или он минимальный?

— Я уже к этому привык, такая уж специфика работы. Но на самом деле, результат есть, просто к нему приходится идти долго и медленно. Например, у Саши бывают моменты, когда он на уроке делает все довольно быстро, практически без моей помощи, и он получает пятерки.

Вам помогает в работе то, что вы мужчина? Мне кажется, это нетипично. Как правило, большинство тьюторов - женщины.

— Я практически один. Меня уже несколько раз спрашивали, нет ли у меня знакомых друзей-мужчин, чтобы они работали в этой сфере, потому что женщины не всегда могут справиться. Например, у Саши бывает так, что все идет хорошо, а потом бац, что-то щелкает, и мальчик начинает проявлять агрессию к окружающим. Чтобы вы понимали – ростом Саша уже выше меня, весит как я. Я еще могу его остановить, взять его за руки, опустить их, удержать аккуратно. А что сделает женщина? Или был у нас с Сашей случай. Мы с ним ехали в метро и вдруг он начал проявлять гнев. Мы вышли из вагона, а он раз – упал на пол и начинает валяться, кричать. Прекратить истерику иногда помогает умывание ребенка холодной водой. Но этот метод работает не всегда, да и воды может не оказаться под рукой. Из личного опыта могу сказать, что лучше всего работает ходьба. Надо поднять ребенка и просто ходить с ним. Да, он может снова упасть, а надо снова его поднять и ходить. Вот мы с Сашей и ходили по вестибюлю, пока он не успокоился. Главное, чтобы хватило сил поднять. И в этом тоже есть мое преимущество. Считается, что мужчина может ударить кулаком по столу и все сразу налаживается.

А вы так делаете?

— Нет, это не приносит никакой пользы. Если говорить о Саше, дети с расстройством аутического спектра воспринимают окружающий мир иначе, чем мы с вами. Стучать без толку, тем более бить никого нельзя. Как я и говорил, тут нужны только терпение и слова. Но ради справедливости могу отметить, что к словам мужчины-тьютора более серьезное отношение. Говоришь ребенку – надо делать! И он делает!

Получается, вся ваша жизнь – это ваш воспитанник Саша. А как же личная жизнь?

— Да, действительно, с Сашей я провожу много времени, пока были школьные каникулы мы с ним составили целое расписание, когда и куда идем. Для детей с расстройством аутического спектра самое главное – это четкий план, последовательность действий. Но личная жизнь наладилась, все хорошо, я снова женат, сыну два года недавно исполнилось. Кстати, с женой мы познакомились в школе, где я работаю. Супруга привела в первый класс сына от первого брака, у него тоже диагноз - расстройство аутического спектра.

Сейчас Вы занимаетесь с Сашей. А думали ли о том, чем займетесь, когда он окончит школу?

— Сейчас я заканчиваю учебу по специализации педагог-дефектолог. Тесты сдал, осталась итоговая аттестация. Когда выбирал специализацию, понял, что именно дефектологов не так много, и они востребованы. В школе я уже 7 лет работаю, меня готовы взять на долгосрочную работу. За годы работы тьютором понял, что мне нравится эта сфера, и я хотел бы продолжить дальше развиваться уже в этом направлении.

Беседовала
Екатерина Ильченко