Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать

20 декабря 2020

Не Форрест, но ГАМП

ГАстрономическая Модельная Площадка: о том, как она появилась и как выглядит сейчас, рассказала Марианна Орлинкова, руководитель ГАМП «Центра лечебной педагогики»

Беседовала Маргарита БАБИЦКАЯ


Марианна Орлинкова, руководитель ГАстрономической Модельной Площадки ЦЛП



– Как возникла идея «ГАМП»?


Идея появилась, когда я впервые приехала в «Коньково» [здание ЦЛП. – Прим. «Термос»]. Это классическое здание московской школы, и естественно, как и в любой школе, в нем есть столовая с кухней, ведь раньше на кухнях в школах готовили. Поэтому там было всё выстроено по советскому ГОСТу. Когда Анна Львовна [Анна Львовна Битова – председатель правления ЦЛП, член Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере. – Прим. «Термос»] показывала мне это помещение, я сразу подумала, что здесь можно сделать кафе, в котором бы работали ребята с ментальными особенностями, которым уже исполнилось 18 лет. Ровно перед этим мы с ней в очередной раз разговаривали о том, что пока особому человеку нет 18 лет и он еще ребенок – у него есть множество вариантов, чем заняться: кружки, школа, бассейны и прочее. Но как только исполняется 18 – все эти занятия просто прекращаются. Деваться некуда, учиться особо негде, работать никуда не берут… в общем, всё плохо.

Сначала у меня была идея сделать коммерческое кафе, в котором наши взрослые ребята будут работать за зарплату. Но выяснилось, что по разным юридическим причинам мы этого сделать не можем. Тогда я подумала: раз помещение есть, мы вполне можем сделать кулинарную школу. И я очень хотела, чтобы у нас стояло такое же оборудование, как в ресторанах и кафе – чтобы при дальнейшем трудоустройстве у ребят не было шока от совсем незнакомой техники, которая стоит на профессиональных кухнях. Мне нужно было, чтобы кухня выглядела так же, как в любых других заведениях общественного питания.

В какой-то момент к этой истории присоединился «Сбербанк»: Герман Оскарович Греф посмотрел, почитал, что мы хотим, и принял решение начать нам помогать. Благодаря этому мы закупили оборудование и за лето построили эту кухню. И 2 сентября у нас начался учебный год.


– Кто учится в «ГАМП»?


Наши студенты – это подопечные БФ «Жизненный путь»: ребята старше 18-ти как из семей, так и из психоневрологических интернатов. Никакого специального отбора у нас нет: если человек хочет научиться готовить, то он может к нам приходить и заниматься.


– А как организован учебный процесс?


Для себя мы выделяем три различных направления.
Первое направление – это люди, про которых мы точно знаем, что никуда работать они не пойдут и, скорее всего, даже для себя не очень много будут готовить. Этим ребятам мы хотим расширить диапазон вкуса, скажем так. Они готовят с сопровождающими «рука в руке» какую-то новую для себя еду, пробуют ее – и за счет этого у них потихоньку развиваются новые вкусы: они начинают кушать значительно более разнообразно, чем раньше. И это, на наш взгляд, очень круто и здорово, потому что люди с особенностями часто зациклены на одном каком-то блюде и отказываются от всего остального. Но результаты бывают и другими: например, человек не знал, как на кухне ящики открываются, – а теперь уже умеет пельмени себе варить.

Второе направление – чтобы человек научился готовить для себя, пройдя путь от каких-то совсем простых вещей, которые большинство и так умеет делать (вроде бутербродов), до чего-то более сложного, полезного, приятного и интересного: суп, макароны с самодельным соусом, омлет, пирог сладкий. У некоторых ребят весьма сложные запросы: печь хлеб, делать самостоятельно пиццу, варить варенье.

И третье направление – ребята, которые со временем могут пойти работать на открытый рынок. Для этого им нужно существенное время на обучение: на наш взгляд, от года до двух, как минимум, а некоторым – до трех лет. С дальнейшим постепенным вхождением в этот открытый рынок через работу либо у нас же, либо у наших партнеров, которые будут более лояльны к особому сотруднику. Если я вижу, что человек может и хочет учиться, я начинаю с ним больше заниматься: ведь тому, кто настроен на профессиональную деятельность, нужно больше тренироваться и понимать весь процесс целиком, а не просто делать отдельные операции.

Обычно в обучении я почти ни на чем не настаиваю – кроме одного: если ты начал что-то делать, то работу нужно закончить.
Планирую постепенно переходить на то, чтобы каждый студент начинал быть не просто винтиком в цепочке, где все вместе готовят один обед, а все-таки осознавал, что именно он делает и для чего.


– Наверное, уже есть какой-то список правил? 


Разумеется! Есть техника безопасности, есть распорядок занятия (что нужно сделать в начале и что перед уходом) – и есть «правило одной операции». Я привнесла его из зарубежного опыта, и впервые оно появилось на нашей выездной программе на Валдае. Его суть такова: вне зависимости от того, что именно и как долго ты делаешь (два часа что-то режешь или пять минут), – после этого ты полностью убираешь свое рабочее пространство, моешь доску, нож, поверхность и при необходимости пол. Благодаря этому правилу при наличии 10 человек мы умудряемся не превращать кухню в свинарник. Конечно, в конце занятия кухню всё равно нужно убирать – но это правило организует и каждого конкретного человека, и и весь процесс целиком.


– «Гамп» работает уже три месяца – какие выводы можно сделать?


Многих студентов я знаю значительно дольше, потому что у нас и раньше была кулинарная мастерская, в которой они участвовали. Но вот, например, я совершенно четко вижу трех пекарей / кондитеров: определенные особенности характера и то, как они подходят к своим задачам, наводят на мысль, что им подойдут именно эти профессии.

Есть один студент, который будет идеальным исполнителем, если ему правильно поставить задачу. Быть поваром – явно не его, но есть очень востребованная профессия – заготовщик, то есть сотрудник, который заготавливает всё, что нужно поварам в их работе. Еще полгода обучения – и можно будет его выводить на открытый рынок.

Про другую студентку я точно знаю, что научу ее готовить для себя дома. На открытый рынок, мне кажется, она не пойдет – но это очень компанейская барышня: ей прикольно позвать гостей и что-нибудь для них приготовить. И она сможет это сделать! Она часто говорит мне, что не будет чего-то делать, потому что этого боится. Например, не будет резать большим ножом. Но вот спустя 2 месяца она вовсю строгает капусту этим ножом.

Ну а самое главное достижение за это время заключается в том, что ребята ходят с ножом, повернув его лезвием вниз, и больше им не размахивают. Это то, чего мы абсолютно точно добились.


– Сколько человек занимается одновременно? И как часто? 


Обычно на кухне не больше 13 человек, включая сопровождающих. Мы занимаемся 5 дней в неделю от 2 до 5 часов, включая обед. Большинство студентов ходят на занятия 3 дня в неделю.


– С какими неожиданными вещами ты столкнулась?


До меня совсем недавно дошло, что ребята из интернатов не знают разницу между холодильником и морозильником. А откуда им это знать? И вот я начала с каждым: «выше нуля, ниже нуля»… тут же поняла, что это тоже непонятно. В итоге морозилка – это там, где холодно, когда руку засовываешь, и где лед часто видно. Внизу или вверху – так объяснять нельзя, потому что холодильники разные бывают: в каком-то морозилка будет внизу, а в каком-то наверху, и важно, чтоб человек сориентировался.

Вообще я постоянно сталкиваюсь с вещами, про которые поначалу даже в голову не придет, что человек этого не понимает. Например, прошу нарезать мелкими кубиками. И тут понимаю, что сначала надо объяснить про «кубик», а уже потом про «мелкий». Мы придумали заказать у нашей столярной мастерской нечто вроде офицерской линейки для кубиков, ломтиков и т.д. Пока сделали такую АДК [альтернативная и дополнительная коммуникация (например, карточки с картинками) для людей с ментальными особенностями, которые не пользуются речью. – Прим. «Термос»], где сфотографировали огурцы, лук, картошку и прочее, что и как может быть нарезано, и везде повесили.

Есть один студент, который не может сразу нарезать так, как нужно, – но может нарезать как-то. После этого его нужно попросить каждый получившийся ломтик разрезать пополам – и он легко это сделает. Потом еще пополам, и еще пополам. В итоге мы получаем нужный нам результат – просто совсем другим способом. Это, конечно, не будет идеально нарезанный кусок, – но главное, что он сделал это сам! А если пытаться с ним сразу резать, как тебе удобно, то он моментально устает и впадает в прострацию.

Всякие такие детали понимаешь только в процессе – как с той студенткой, которая боялась большого ножа. Оказалось, что просто нужно было ей подсунуть его незаметно! Я случайно дала ей этот нож помыть, а у него ручка наощупь очень приятная. Она начала его мыть, ну и раз уж взяла – не бросать же. А потом выяснилось, что им и резать можно.


– Что происходит с приготовленной едой? 


До обеда студенты готовят то, что они будут сами есть, – а после обеда то, что они даже не попробуют. Это важно для тех, кто собирается работать в общепите. Я стараюсь таким образом ребятам объяснить, что на работе им никто не даст съесть то, что они приготовят. Приготовленное на второй части идет на благотворительные ярмарки.


– Собираешься ли ты как-то популяризировать этот опыт?


Сначала я думала написать какие-нибудь методички про то, как обучать человека с особенностями готовить. И я до сих пор хочу это сделать – но мое изначальное представление об этих методичках и мое представление нынешнее не имеют друг к другу вообще никакого отношения.

Например, раньше мне казалось, что есть какие-то закономерности, связанные с диагнозом. Но оказалось, что совсем нет: часто один и тот же подход нужен при разных диагнозах – и наоборот.

В итоге это всегда индивидуальная работа.

Кстати, уже есть запросы из других городов – «расскажите, как вы это делаете, мы хотим у вас научиться и то же самое у себя организовать»! Это именно то, чего я и хотела.

Фотографии предоставлены ГАМП «Центра лечебной педагогики»