Узнайте больше о том, как живут люди с синдромом Дауна и о том, как мы поддерживаем их

ПОДПИСАТЬСЯ!

Больше не показывать
СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
В ПОЛЬЗУ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО ФОНДА «СИНДРОМ ЛЮБВИ»


ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ
РАЗОВОЕ
Банковской картой
Apple/Google Pay

100
500
2000
другая сумма
принимаю условия оферты
ПОМОЧЬ!

поддержать
Источник: labirint.ru

16 июня 2020

Наталья Вишнякова: «Мне кажется, что любой герой – это уже сюжет»

Беседовала Елена ВЕРБЕНИНА


Герои повести «Не плачь» когда с интересом, когда с радостью, а когда и с ужасом осознают: мир намного сложнее, чем казалось в детстве. Но в этой сложности – новые возможности.


Наталья Вишнякова, автор книжки «Не плачь» (источник: сайт БФ «Семьи СМА»)

Наталья Вишнякова – журналист, педагог, автор нескольких книг, киносценариев и пьес. Ее новая повесть «Не плачь» стала для читателей еще одной возможностью увидеть современных тинейджеров в их поисках, сомнениях и открытиях. Здесь нет одного рассказчика, а звучат голоса разных персонажей. Костя рассказывает о подготовке праздника для тех, кто грустит в больнице. Его бабушка просит у высших сил счастья для лучшего в мире внука. Одноклассница Юля совершает подвиги во имя первой любви. Петя делится отчаянием, в которое погрузился из-за внезапно настигшей его болезни. Влад тщетно пытается вспомнить свое раннее детство… Все они открыто говорят на темы, которые их волнуют, проговаривая в числе прочего и то, что хотелось бы скрыть друг от друга.

Наталья Вишнякова, автор книжки «Не плачь» (источник: сайт БФ «Семьи СМА»)

Стать кинооператором и выиграть «Оскар» – мечта Влада. Но какой толк от мечтаний, если сидеть сложа руки? Потому-то Влад и согласился снять для одноклассников небольшой ролик. Со сценой драки, не по-киношному жестокой.

Первая влюбленность. Проверка чувств, череда испытаний, конкурсы на выносливость и находчивость… Юля бросается во всё это с головой: не то чтобы ей так хотелось завоевать Олега, в которого она влюблена, – скорее разобраться в себе.

Разворот книги (источник: labirint.ru)

Костя, живущий с диагнозом «спинально-мышечная атрофия» (СМА), больше всего на свете ненавидит, когда его жалеют. Как это противно, когда над тобой начинают охать и вздыхать! Понимают его немногие. Поэтому Костя решает запустить флэшмоб #не_плачь: пусть выскажется каждый.

Источник: labirint.ru

Источник: labirint.ru

Костя, живущий с диагнозом «спинально-мышечная атрофия» (СМА), больше всего на свете ненавидит, когда его жалеют. Как это противно, когда над тобой начинают охать и вздыхать! Понимают его немногие. Поэтому Костя решает запустить флэшмоб #не_плачь: пусть выскажется каждый.

Истории героев поначалу как будто не взаимосвязаны. Но книга с очевидностью показывает, какими близкими могут оказаться люди, живущие, казалось бы, в параллельных вселенных. Их судьбы, конечно, переплетутся – к удивлению и радости читателя.

Источник: Facebook издательства "КомпасГид"

«Не плачь» – дебют Натальи Вишняковой в крупной форме, и дебют удачный. Книга рассчитана на читателей от 13 лет, но совершенно точно понравится и взрослым: это текст не столько для подростков, сколько про них. «Термос» побеседовал с автором о героях и их прототипах, об отношении к сложным темам, о восприятии обществом людей с инвалидностью и о многом другом.

Источник: Facebook издательства "КомпасГид"

– Наталья, почему Вас заинтересовала тема инклюзии?

Темы приходят к нам сами. Порой кажется, будто весь мир начинает говорить об одном и том же. На самом деле это не так: это твое субъективное ощущение. Попадаешь в какое-то информационное поле – и пошло-поехало. В какой-то момент тема инклюзии словно хлынула на меня отовсюду: в разговорах, в работе, во встречах на улице.

– Как Вы относитесь к сложным темам в детской литературе? Что для Вас первично: тема – или герои, сюжет?

Мне кажется, сложных тем в литературе – ни в детской, ни во взрослой – не существует. По крайней мере, я не разделяю их по степени сложности. Есть просто темы, и чем их больше, чем разнообразнее книжная полка ребенка, тем интереснее. Для меня первичны герои. Точно не сюжет. Потому что любой герой – это уже сюжет. Мне кажется, что жизнь любого человека интересна настолько, чтобы считаться историей. И неважно, вызывает она восхищение или отвращение. В ней есть всё. Жизни со стертыми деталями быть не может.

– Расскажите, как шла работа над повестью?

Изначально книга должна была состоять только из первой части – из истории Кости. Но через какое-то время стало понятно, что этого недостаточно. Костя не живет в вакууме. Да, он проживает жизнь такой, какой она ему дана, у него свои переживания, мечты, стремления. Но он не один. Какова в этой истории роль бабушки, которую мы видим глазами Кости: сильной, жизнерадостной, не склонной к унынию? Что чувствует она? Или вот в самом начале Юлька отказывается от капкейка, испеченного Костей. Почему? Она злая и холодная? И что думают о Косте его одноклассники? Как они в принципе могут относиться к человеку, который не похож на них – «на них» не в массе, а на каждого, отдельного от других, человека? Одного голоса мало.

– В книге звучит множество голосов, детских и взрослых. Почему была выбрана такая композиция?

Думаю, не может быть такого: один человек относится к Косте по-доброму – значит, весь мир делает так же. Давайте признаемся сами себе: в обществе, если копнуть, отношение к детям со сложными диагнозами колеблется от полного принятия до радикального неприятия. И первые – в меньшинстве. Меня это… не скажу «оскорбляет», но коробит. Ну, нет у тебя сил на такую тему – просто отойди в сторону, промолчи.

Возвращаясь к композиции. Мы живем, с нами происходят какие-то события – и нам они кажутся неважными, проходными, досадными или достойными только того, чтобы о них забыть. Но каждое из этих событий ведет нас к другому событию. Просто мы пока не знаем, к какому. Думаю, всё, что происходит, всё к лучшему. Вот Юлька, например: если бы ее сердце не выстрадало определенные взгляды на жизнь, оно не было бы готово к встрече с Костей.

– А были ли у героев прототипы?

– Да, были. В первую очередь у Влада и у Юльки. Некоторые герои появляются в камео. Скажем, упомянутая Юлькой Наташа из Пушкинского музея – это прекрасная Наташа Гомберг, деятельностью которой я искренне восхищаюсь.

Наташа Гомберг (источник: cabinetdelart.com)

– Да, были. В первую очередь у Влада и у Юльки. Некоторые герои появляются в ролях-камео. Скажем, упомянутая Юлькой Наташа из Пушкинского музея – это прекрасная Наташа Гомберг, деятельностью которой я искренне восхищаюсь.

Наташа Гомберг (источник: cabinetdelart.com)

– Кто же из героев Вам ближе?

В принципе, они мне близки все, каждый – по-своему. Я же их придумала! Значит, все они в большей или меньшей степени я. Влад очень близок, потому что я, как и он, нахожусь вне ситуации и проживаю ее со стороны. Близки обе бабушки. В чем-то – папа Влада и Кости. Самый далекий от меня персонаж – сам Костя. Думаю, это потому, что он – мое сердце. Оно вроде как есть: бьется, болит, качает кровь, без него не прожить, но я его не вижу. Мое сердце глубоко во мне. Так же и Костя – с которого, в общем, всё и началось.

– Костя – невероятно сильный персонаж. В чем его секрет?

В его наивности, я думаю. Он не подходит к жизни с уже готовым решебником, с заготовленными заранее мнениями и ответами. Он многого не понимает, многое открывает для себя. И не ведется на настроение окружающих. Мрачные санитарки уж точно не заставят его быть таким же.

Какой совет мог бы дать литературный Костя ребятам, которые оказались на его месте?

Думаю, у меня нет морального права отвечать на этот вопрос. Но, поскольку вопрос задан, скажу вот что. Самым важным для Кости в какой-то момент стало понять себя. Какой я? Чего я действительно хочу? Какие вопросы я не решил? Когда человек начинает искать ответы на эти вопросы, он пускается в долгий путь, на котором будут и испытания, и неудачи. Но и много счастья. Потому что это – твоя настоящая жизнь, которую за тебя никто другой прожить не сможет.

– Каким Вы видите читателя повести?

Любым. Человек ведь не бывает «каким-то»: всегда добрым или озлобленным, хорошим, плохим… Он, если пользоваться формулировкой Толстого, «все возможности». Важно понимать это и о себе, и о других.

А вообще, я хотела бы видеть читателей своей повести счастливыми.

По крайней мере, это закладывалось «в программу» всей истории.

Источник: Facebook издательства "КомпасГид"